tatiaz Журнал для гурманов (tatiaz) wrote,
tatiaz Журнал для гурманов
tatiaz

Categories:

Бутовский полигон - бывший конезавод

Несмотря на то, что в прошлый раз посещение Бутовского полигона не прошло для меня даром - я долго переживала и не могла прийти в себя, у меня оставалось чувство, что что-то мы там недосмотрели, недоувидели, не закончили. И довольно скоро мы вернулись туда снова. В этот раз решили пойти длинным путем - через лес. Жарко, неплохо прогуляться по теньку.



Выползли из этого перехода (еще стояла жара), а фото выше как раз вид от перехода. Именно тут заблудиться сложно, зато потом легко, ибо люди протоптали много дорог к храму, плюс местные натоптали свои дороги в соседние деревни.



В лесу этом я не была давно, помню его в детстве - чистым и безлюдным, потом помню многолюдным и засранным, думала, что он такой и сейчас. Нет. Чистый, убранный, нет, ну есть следы пребывания человека, но, видимо, кем-то убираются. Всюду места для отдыха, раньше их не было, сейчас полно.



Пошли-пошли мы по дорожке. И заблудились. Благо, лес небольшой, а раньше лоси водились.



И наткнулись на это. Колючая проволока, ржавый кодовый замок на ржавых воротах. Поодаль крыша дома какого-то виднеется. Ничего не поняли. Глядя на карту - какой-то коттеджный поселок, но вид забора совсем не поселковый. Возможно, остатки каких-то хоз. частей, принадлежащих полигону. А, может, местные жители так решили обороняться от непрошеных гостей в пору, когда полигон вызвал первый ажиотаж.



Пока искали верную дорогу, все натыкались и натыкались на места для отдыха.





Этот день совпал с событием на полигоне. В этот день закладывали памятный знак в том месте, где будет построен мемориал с именами всех лежащих на полигоне. Естественно, всех, чьи имена известны, а их очень немного, за полтора года 1937-1938. А расстреливали там с 1935 по 1950. Можете себе представить, сколько там лежит безымянных жертв. Помните, в прошлый раз я сетовала, что на сегодняшний день там есть памятные доски, где только имена священников? Так вот, судя по всему, справедливость будет торжествовать, и на новом мемориале будут имена всех известных жертв. Это правильно. В этот день впервые я увидела открытой вот эту калитку бывшего главного въезда-входа. Обычно она закрыта. Но потом нам сказали, что все входы на полигон открыли только потому, что приехала какая-то комиссия. Обычно из нескольких входов открыт только главный. А тут и этот - ужасный открыли. Тот, через который люди обычно доставлялись только в одну сторону.



На месте будущего Бутовского полигона в конце XIX-го столетия находилось имение потомственного почетного гражданина Николая Макаровича Соловьева. Имение называлось тогда Космодемьянское-Дрожжино.
В 1889 году хозяином имения Н. М. Соловьевым был основан конный завод: выстроен превосходный конный двор, у леса устроен ипподром со зрительскими трибунами и двумя вышками для судей.

Главный усадебный дом был каменный, одноэтажный, с колоннами по фасаду. Липовый парк спускался к прудам, которые при Соловьеве были вычищены; здесь разводили зеркальных карпов. На одном из прудов была устроена купальня и причал для лодок, к которому вела узкая тополиная аллея. Существовала еще так называемая “барская дача”, которая стояла в саду. (Она находилась как раз на месте будущего полигона, немного левее мемориального камня). Это был двухэтажный деревянный дом, обстроенный со всех сторон террасами и украшенный резными карнизами. Главный дом отапливался голландскими печами, а “барская дача” — каминами.

Новым владельцем конного завода, а затем и всего имения стал Иван Иванович Зимин — представитель известного рода купцов-промышленников. Зимины преуспевали в текстильной промышленности и славились широкой благотворительностью; были среди них и выдающиеся меценаты. При новых хозяевах имение стали называть Бутово.

1912—1914 годы были счастливейшими годами в жизни последних обитателей Бутовского имения. (Об этом повествует дневник С. И. Друзякиной, который она аккуратно вела в течение десяти лет ее жизни в Бутово).

По рассказам очевидцев, порядок в имении был исключительный, хозяйство налажено прекрасно. Были выстроены добротные деревянные дома для своих и сезонных работников, налажено питание, работали прачечная и баня. Парк всегда был вычищен, дорожки в парке и около дома посыпаны желтым песком, около дома высажены розы и тюльпаны и еще любимые в подмосковных имениях бело-розовые маргаритки. Особая тропинка вела через парк к святому источнику. Местное предание повествует о том, что ключ с целебной водой забил здесь когда-то от удара молнии во время страшной грозы.

Это дома постройки уже 20 века и вполне возможно строились уже для работников НКВД. Известно, что в 20 годы тут была устроена разведшкола НКВД, а также дома для комендатуры и работников полигона.



По рассказам старожилов и родственников Зиминых, после революции владелец Бутовского имения И. И. Зимин, не дожидаясь конфискации, все отдал государству и уехал с семьей заграницу. Конный завод поставлял теперь лошадей Рабоче-Крестьянской Красной Армии. По Бутово носились верхом на конях красноармейцы в буденовках и с шашками на боку. Племянник-управляющий Зимина, который остался работать тут простым объездчиком, смотрел и глазам не верил, как быстро все вокруг него приходило в упадок: и строения, и леса, и дороги, и сами люди. Казалось, все жили одним сегодняшним днем, никому ничего не было жалко...

Никто не знает, когда бутовская земля перешла во владение ОГПУ-НКВД. Может быть, это произошло с первых дней существования советской власти. Со слов местных жителей известно, что в 20-х годах здесь уже размещалась сельскохозяйственная колония ОГПУ. В начале марта 1934 года в Бутово на десяти подводах привезли заключенных из бывшей Екатерининской пустыни, где с 1931 года находилась тюрьма (будущая секретная политическая тюрьма Сухановка). Про Сухановку тоже стоит почитать отдельно - ужасное место.



Этот дом тоже одно из немногих "высотных" зданий, расположенных близ полигона. Их там всего три - этот дом и два двухэтажных. Что было в этом доме точно нам никто не смог сказать, но поскольку он смотрит прямо на полигон и постройка явно до 50 года, то мы сильно заподозревали, что именно тут жили служители полигона. Места, где раньше находился ипподром.



Рядом мы наткнулись на такую вот заброшенную стройку. Подробней я ее не фотографировала, думала - зачем? Потом почитала и пожалела. Впрочем, ничего там такого нет - подвал готов, но сейчас заброшен.



Оказалось, что после того, как полигон был рассекречен, в округе собрались строить не то микрорайон, не то отдельно взятый многоэтажный дом, но участники общества памяти возбудились, мол, место памятное, не стройте.



В итоге было решено стройку остановить, несмотря на то, что она уже была начата. И так вот все и бросили. Так все и стоит уже лет 20.



И совсем рядом с полигоном прям забор в забор находится нечто вот такое. Опять же, судя по карте, там находится какой-то новый коттеджный поселок. Сквозь щели в заборе видны были и детская площадка, и строения какие-то, даже какой-то церковный купол, хотя церковь эта среди местных жителей никак не выделяется и в разговорах не фигурирует.



Может, конечно, это и что-то новое, если бы не одно но. Там стоит точно такой же забор, как некогда стоял вокруг полигона. Помните, я в прошлый раз рассказывала? Глухой бетонный забор, колючая проволока, тумбы, вкопанные в землю, и ни единой щели. Вот этот бетонный забор.



Вот тумбы, в землю вкопанные. Так не делают обычно, а тут вкопаны.



И вот проволока явно тех лет.



Да и сам забор уже не первой свежести. Могу предположить, что это место когда-то было частью полигона, а потом по каким-то причинам из нее выведено. Захоронений там скорее всего нет, хотя сначала хоронили и близ полигона, и на самом полигоне, так что неизвестно, что там в лесу и в окрестностях еще когда-нибудь найдется.

На самом полигоне новый забор сделали, все обустроили, а этой частью, видимо, никто заниматься уже не стал. Так и остался старый забор, старая проволока и тумбы, вкопанные в землю.



Этот дом жилой (третий из трех). Но вот в таком состоянии. Выход на балкон замурован.



А это фасад. Мы предположили, что именно тут и находилась бывшая разведшкола.



По входной группе ну очень смахивает на постройки тех лет, не так ли?



Рядом котельная, к которой пристроили магазин.



Что ни говорите, а смотреть на эти дома все равно жутковато, даже если они и не при чем. Да... я хоть и написала, что они жилые, но совсем на жилой похож тот первый дом в три этажа. Этот, вполне возможно, имеет какое-то административное значение, но когда-то точно был жилым, это видно по архитектуре.



А через дорогу и конезавод, который впоследствии превратился в тюрьму. Мы подошли ближе, ворота ограды оказались открыты. Удивились, но пошли. На больших воротах тоже не было замка, я потянула их на себя, тяжелые, зараза, но открылись. Мы просочились внутрь...



И удивились - новое пластиковое окно, новая железная дверь.



Внутри чуть строительного мусора, но старого хлама нет.



Сама территория конезавода хоть и заброшенная, но чистая.



Асфальт пророс, но мусора нет совсем. Это бывшие конюшни, они же - бывшие камеры для заключенных.







Водонапорная башня рядом.



Конюшни-камеры.



Могли вы подумать, что там будет такая чистота?



Надо сказать, что подробно все рассмотреть нам не удалось, поскольку со стороны ворот прозвучал голос: "Мы закрываем". И мы двинулись к выходу. Там стояли два мужичка - молодой и постарше, к ним мы и обратились с вопросами. Они нам и рассказали, что долгое время этот конезавод стоял в запустении (странно, что вообще сохранился), а совсем недавно его тоже передали церкви, и они там начали наводить порядок. Отсюда и новое пластиковое окно и железная дверь. Видимо, комнату для охраны начали делать. Что там будет они еще не знают, но, чай, не пивная.

Мы дядечкам сказали, что, мол, тут все открыто, можно ходить что ли? А они нам: "Нет, это сегодня комиссия приезжала, вот мы все и пооткрывали". Так что нам в какой-то мере повезло, не будь этой комиссии и приди мы на пять минут позже, так бы поцеловали замок и ушли бы восвояси.

Увы, у дядек тоже было немного информации про полигон и что тут и где было. Но они нам показали, где был комендантский дом. Это оказалось не кирпичное трехэтажное здание, как мы думали, а деревянный дом на территории нового храма. Сейчас он выглядит, как милый теремок, а оказывается - тоже страшное место.

А дом, что на фото ниже, уверяли, что строили немцы после войны и был он жилой, а сейчас его передали воскресной школе. Но мы не поверили, поскольку и выглядит хоть и неплохо, но явно отремонтирован, и архитектура "административная", и кто бы жилой дом передавал церкви? Значит, полигону принадлежал и вместе с полигоном передавался.

Еще мужички рассказали, что замок, закрывающий ворота конезавода, постоянно взламывают. Они поставили накладку, так и ее спилили обычной зубчатой пилой. Муж удивился, мол, да ладно! - Да, - говорят, - прям два полотна сломанных тут же валялось. Болгаркой боялись, видимо, что услышат, поэтому так пилили. Это ж какую силу и упорство надо иметь, чтоб 3 см железа спилить! - А зачем? - удивилась я. - Думают, что старинное и тут что-то ценное есть. - Ну мы так не думали, мы с целью изучения, как вы видите, - сказала я на всякий случай, размахивая фотоаппаратом.

Впрочем, предостережения мои были излишни, ибо дядечки с первых наших вопросов поняли, что мы не вандалы, а интересующиеся, поскольку закидали их тут же предметными вопросами.



Дяденьки еще сказали нам, мол, хорошо, что вы куда-то вбок не ушли и мы вас увидели, а то бы закрыли. Так себе перспектива, надо сказать. Но, поскольку настроены они были доброжелательно, я так сделала вывод, что если кому-то очень хочется конезавод посетить, то можно приехать, в воскресную школу зайти, или в церковь и попросить открыть конезавод. Мне кажется, что откроют. Почему в школу? Потому что дяденька с ключами туда ушел. Видимо, там ключи хранятся.



А вот этот комендантский дом.



После того, как мы посмотрели все в округе, мы вновь пошли на полигон к тому месту, где закладывался этот памятный знак. Знак оказался ледяным крестом на пьедестале которого...



...была написана дата 1937-1938.



Или так лучше видно?



Дело было 8 августа, стояла жара и крест отчаянно плакал. Вот на этой аллее и будет сооружен монумент.



Вернусь к конезаводу. Вновь прибывших арестантов поместили в опустевших конюшнях, которые наскоро переделали под тюремные помещения. Вскоре часть заключенных перебросили на соседнюю Щербинку, где в бывшем имении Сушкина был также оборудован “спецобъект”.

К 1935—1936 году почти все жители, поселившиеся в бывшем имении Зиминых, были выселены в поселок Чудный, более известный в здешних краях под названием “Подсобное хозяйство” (это хозяйство обслуживало Дом Отдыха архитекторов “Суханово”).

Местные жители знали, что на территории бывшей усадьбы Бутово оборудован стрелковый полигон НКВД. Ограда из колючей проволоки перегородила некоторые тропинки, по которым они привыкли ходить домой или в лес за грибами и ягодами. Кое-где появились посты с часовыми. И, действительно, где-то у леса стали раздаваться частые выстрелы. Бывали периоды, когда стрельба продолжалась много часов подряд. Поначалу никто не обращал на это особого внимания. Полигон есть полигон. Но постепенно какие-то страшные подозрения стали закрадываться в души людей. Ребятишкам, спешащим на занятия в школу, родители запрещали ходить мимо полигона, говоря, что “там скверное место”. И ребята слушались и делали большой крюк, обходя полигон стороной, потому что страх родителей передавался и им.

Конечно, местные жители о чем-то догадывались, да и трудно было не догадаться: прохожих, возвращавшихся домой с ночной электрички, обгоняли “воронки”, крытые автозаки. Машины ехали с ревом по разбитой лесной дороге. Их было иногда три-четыре, а иногда больше. Доносились до прохожих и какие-то голоса, отдаленные крики. Но так силен был страх людей, живших в этих краях, что они не смели говорить о своих догадках даже друг другу. (Да и теперь рассказы местных жителей о том времени чрезвычайно скупы: не знаю, не видел, не слышал — обычные их ответы).

Что было дальше в месте, называемом Бутовским полигоном?

С середины войны здесь находился лагерь немецких военнопленных. Немцы работали на строительстве Симферопольского шоссе, на Бутовском кирпичном заводе. Военнопленными был выстроен небольшой поселок вблизи полигона, состоящий из трех кирпичных домов, в двух из которых получили квартиры или комнаты в коммуналках сотрудники НКВД, в третьем расположилась Спецшкола: в ней обучались офицеры внутренних служб стран Восточной Европы (вот это подтверждение нашим догадкам, здания я вам показала, а в каком из них что было, мы выяснить не смогли). Кроме здания Школы и жилых домов, немцами были выстроены еще баня, котельная и складские помещения, где, по уверению местных жителей, одно время хранились вещи, конфискованные у арестованных.

Немцы имели свободу передвижения по территории, ходили в другие деревни, и, как могли, подрабатывали себе на жизнь. Деревенские жители неплохо ладили с ними, иногда даже их подкармливали и часто — команда на команду — играли с ними в футбол. Это не возбранялось. А вот помогать своим соотечественникам — едва живым от голода заключенным, которых продолжали содержать тут в тюрьме и использовали на каких-то подсобных работах, категорически запрещалось. Любые попытки жителей передать им через “колючку” что-нибудь из еды грубо пресекались охраной.

Вот здесь еще много интересной информации, если интересно, посмотрите.



На переднем плане - ров - могила, а за забором дачный поселок. Поселок был построен уже в наше время (это я опровергаю домыслы о том, что там живут потомки НКВДэшников, поизучала за это время вопрос, нет, это современные дачи и раньше вот прям так впритык дач там не было). Весьма странный вид из окна открывается для соседних домов, да и вообще не самое приятное соседство.



И эти дома с видом на захоронения... о чем думают люди, которые там живут?



Рвы я показывала в прошлый раз, но еще раз, чтобы помнили... вот это возвышение над землей - бывший ров, там лежат люди, вповалку, по 50-100 человек на 10 кв.м. Недаром у многих возникает сомнение в том, что они "захоронены", "упокоены", "погребены, как следует".

В августе 1997 г. было вскрыто погребение на площади около 12,5 кв.м. К археологическим работам были привлечены специалисты высокого класса: несколько археологов, археолог-тафолог, антрополог, специалисты по промышленным тканям и специалисты. В траншее, заложенной южнее храма, на глубине около полутора метров открылись фрагменты одежды, а несколько глубже — человеческие останки...

Кому хоть раз довелось спуститься в погребальный ров на Бутовском полигоне, тот никогда этого не забудет. Вповалку, вперемежку, как в каком-то могильнике для скота, здесь лежали останки тех, кто был безвинно и безнаказанно убит. Сплетясь неразрывно, лежали пострадавшие за веру и богохульники-атеисты, неграмотные крестьяне и ученейшие люди своего времени, чьи труды и открытия, может быть, просветили и облагородили бы мир. На открытой части захоронения антропологи насчитали останки 59 человек. Всего же в этой части раскопа было зарыто в три-пять ярусов около 150 человек. Если допустить, что все бутовские рвы заполнены подобным образом, и если их реальная протяженность совпадает с протяженностью, указанной на схеме ФСБ, общее число погибших здесь может составить от 70 до 90 тыс. человек. Но это, конечно, только предположение.



Профессионалы считают, что опознание тел возможно. Но это очень трудоемкий, долгий и дорогостоящий процесс. Пока нет единого мнения, нужно ли тревожить эту гигантскую братскую могилу. Хотя тот, кто видел, что творится в глубине рвов, никогда не назовет это захоронением. Все убиенные на Бутовском полигоне не похоронены по сей день.

Про исследования, проводимые на полигоне можно почитать тут.

На территории полигона мы обнаружили такой вот замшелый колодец. Что это, кто это?



Церковь, месяц назад стоящая в лесах, уже отремонтирована.



Видимо, готовились к событию. Сейчас лесов нет.



Надо сказать, что второй поход на полигон дался мне также тяжело, как и первый, несмотря на то, что были мы там не так уж долго. В основном, по округам ходили. Но "отпускать" это место не хочет. Муж просил - не пиши ты ничего про него, опять болеть неделю будешь. А как не писать? Пока мы про такие места пишем в нас живет память. Если не писать, то кто будет об этом помнить?



Лица тех, кто навсегда остался тут. А ниже данные о расстрелах в период с августа 1937 по октябрь 1938 года. По дням. В горизонтальной таблице месяц, в вертикальной день месяца, на пересечении - количество расстрелянных в этот день. В нижней горизонтальной строке - общее количество за месяц. Видно плохо, но приглядитесь, сентябрь 1937 года - за месяц больше 3 тысяч человек. Расстреливали не каждый день (уставали, видимо), но потом оптом сразу по 100-200-300 человек.



План рвов (снова). Они выделены темными полосами на плане.



Предыдущие ссылки по теме:
Церковь Новомучеников и исповедников Российских или Воскресенская церковь
Бутовский полигон - место, где хочется без конца креститься

Если кого заинтересовала тема, обязательно почитайте про Сухановскую особо режимную тюрьму - усадьба Волконских, в которой Ежов хотел устроить персональную тюрьму. И устроил - для самого себя. Не успел в полной мере насладиться пытками, как сам был определен по адресу Берией. Также, как и все заключенные, писал прошения Сталину и Берии, умолял о помиловании, хотя сам прекрасно знал, что не будет для него исключения, поскольку никогда ни для кого не было. Но он и перед расстрелом кричал - да здравствует Сталин, до конца не веря, что сам стал жертвой собственной мясорубки. О нем Ахматова писала в своем реквиеме: "В страшные годы ежовщины я провела семнадцать месяцев в тюремных очередях в Ленинграде".

И пока я писала все это, у меня невольно вертелось ее же оттуда же:
"Нет, и не под чуждым небосводом,
И не под защитой чуждых крыл, -
Я была тогда с моим народом,
Там, где мой народ, к несчастью, был".


Режим тюрьмы был очень строгим. Имена в тюрьме были запрещены; все заключённые, служащие тюрьмы и даже тела расстрелянных существовали исключительно под номерами. Согласно телеграмме Сталина, Центральным комитетом Всесоюзной коммунистической партии было «допущено» применение «физического воздействия» к «врагам народа». Есть свидетельства, что в бывшем главном храме монастыря был устроен тюремный крематорий.

Узниками и жертвами этой тюрьмы стали:
Исаак Бабель, Всеволод Мейерхольд, Михаил Кольцов, Сергей Эфрон (муж Марины Цветаевой). Чтобы вы понимали - пытали в этой тюрьме всех, никто в ней не сидел просто так. Живыми из нее выходили единицы. Пытали особо изощренно. В тюрьме существовали, как холодные, так и горячие карцеры.

"Метод физического воздействия должен обязательно применяться и впредь, в виде исключения, в отношении явных и недоразоружившихся врагов народа, как совершенно правильный и целесообразный метод!" - писалось в шифровках.

Заключенных пытали без конца. Особенно усердно перед казнью. Чтобы они не покончили с собой, все углы в камерах были скруглены, для особо буйных существовали камеры обитые мягким материалом. Ослабших лечили, чтобы опять пытать. Со временем на территорию тюрьмы был доставлен передвижной крематорий. Мы ужасаемся тому, что творили фашисты в концлагерях, а что творили мы со своими же людьми?

Жуть жуткая. Честно сказать, была мысль поехать в Суханово, но нет, не поеду. Слишком тяжко даются мне эти поездки, а потом я их заново переживаю вот в таких постах.

Tags: Бутовский полигон, за жизнь, социальное
Subscribe

Posts from This Journal “социальное” Tag

promo tatiaz july 21, 2014 21:28 5
Buy for 100 tokens
Оригинал взят у tinanovoselceva в Экологичный уход за домом Как хочется, чтобы наш дом был не только уютным, но и ухоженным. Для этого полки магазинов заставлены огромным количеством всякой-разной бытовой химии, на все случаи жизни, причём. С одной стороны, это хорошо, купил гель для…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 42 comments